Понедельник, 20 Января 2020 года
Издаётся с марта 1930 года
Публикации

05.05.2007

Стрелок-радист Шабалин

В День Победы полковник милиции в отставке Семен Васильевич Шабалин наденет строгий черный костюм с орденами и медалями и отправится на бульвар Героев - под восхищенные и уважительные взгляды новокузнечан в приветливые и дружеские объятия таких же, как он сам, воинов-победителей. Немного их осталось. С каждым годом редеют ряды бойцов Великой Отечественной, и оттого все более драгоценными становятся их воспоминания.

...На военную службу Семен Шабалин ушел из десятого класса. 10 января 1943 года принесли ему из военкомата повестку, и уже через несколько дней новобранец Шабалин с полутора десятком таких же ребят ехал в Новосибирск. Здесь в поселке Толмачево располагалась школа младших авиационных специалистов (ШМАС), готовившая стрелков-радистов для военной авиации. Обучение длилось шесть месяцев. Учили радиоделу и стрельбе из крупнокалиберного пулемета, но вместе с этим вольно-невольно пришлось учиться выживать в экстремальных условиях.
Дело в том, вспоминает Семен Васильевич, что продовольствие, которое приходило на школу, ее командир с отдельными офицерами сбывал на сторону, а курсантов кормили баландой из того, что оставалось. Солдатики голодали, некоторые болели дистрофией. Самого Шабалина спасали посылки с сухарями, которые время от времени привозили родные: отец, мать, тетя. Вскоре нарушения вскрылись, командир школы был разжалован в рядовые и отправлен на фронт, были наказаны и другие. Жизнь наладилась, лучше пошла и учеба.
В июле 1943-го Семен Шабалин получил специальность стрелка-радиста, звание младшего сержанта и вместе с другими был отправлен в Казань, где собирался авиаполк. Делалось это так. В большой лагерь свозились летчики, штурманы, стрелки-радисты, которые приглядывались друг к другу, притирались, а затем составляли экипажи: ведь предстояло вместе летать и воевать, и от отношений нередко зависела жизнь. Через некоторое время к нему подошли летчик со штурманом и предложили влиться в их экипаж. Шабалин согласился.
Новый экипаж получил самолет - пикирующий бомбардировщик ПЕ-2 - и начал летать. Не обошлось и без курьезов. Правда, не с их экипажем, с соседним. Его стрелок-радист забыл заклинить на пулемете ствол, и его при стрельбе сорвало. Ствол упал на землю. Стрелок-радист по внутренней связи доложил о потере командиру экипажа, и тот в сердцах ему брякнул: "Иди и ищи". "Есть", - ответил стрелок-радист, перевалился через борт пикировщика и, раскрыв парашют, опустился на землю - искать потерянный пулеметный ствол. Командир, увидев его на земле, схватился за голову: потерял бойца. Полетели на аэродром, доложили командиру полка, тот срочно отправил на поиски автомашину. К облегчению всех, долго искать "беглеца" не пришлось: он сам вышел к машине с утерянным стволом под мышкой. Командир полка отметил его поступок по заслугам: за смелость и находчивость объявил благодарность, за разгильдяйство (потерял ствол) 10 суток ареста. Сидеть, правда, не пришлось: новые экипажи нужны были на фронте.
Шабалин попал на Западный фронт. Вскоре его переманил к себе командир звена, с ним уже воевал до победы. Совершили 62 боевых вылета. Сбили (Шабалин сбил) 8 фашистских самолетов, из них четыре лично, а четыре - в общем бою. Пикирующий бомбардировщик отличается от обычного тем, что сбрасывает бомбы пикируя. То есть разгоняет самолет, направляя его на цель, потом резко взмывает вверх, а отцепившиеся бомбы так и продолжают лететь на цель. Этим добивалась большая точность попадания. Выдерживали такую бомбежку не все. У некоторых летчиков шла кровь из ушей от перегрузок. А уж как немцы боялись наших пикировщиков - об этом нужно говорить особо.
22 июня 1944 года начался прорыв по линии Витебск - Орск - Могилев. Начиналось освобождение Белоруссии. По укреплениям врага был нанесен мощнейший бомбовый удар. Целая воздушная армия - 729 самолетов почти одновременно бомбили линию укреплений. После этого советские войска почти бепрепятственно пошли по Белоруссии.
А 29 июня полк, в котором служил Семен Шабалин, был отправлен в Прибалтику. Здесь бомбили порты и аэродромы. Особенно опасно было бомбить порты. Оттуда со всех кораблей велся мощный огонь, от которого нельзя было увернуться. Выбрал цель и пикируешь на нее. А собьют тебя или нет - это уже от твоего везения зависит.
Ни сам Шабалин, ни его летчик со штурманом за всю войну ранены не были ни разу. А сбивать их сбивали. Однажды под Либавой снаряд попал в мотор. На одном моторе полетели обратно. Перетянули через линию фронта. Начали искать, где сесть. Решили садиться на лесную поляну. Такие посадки очень опасны, всегда может под колеса попасть либо пень, либо яма.
Но тут сели. Летчик на попутке уехал в полк за помощью, а Шабалин со штурманом остались ждать. Так случилось, что оказались без сухого пайка и курева. Что делать? И есть хочется, и курить.
Глядь - стоят вдалеке трое литовских пацанят, с опаской их разглядывают. Штурман пошел (Шабалин остался за пулеметом), привел их. Говорит: "Вот мы советские, потерпели аварию, кушать нечего, курить тоже". Ребята послушали-послушали и убежали. А через некоторое время - мать честная! - идет с той стороны толпа народу: с крынками, сумками, пакетами. У кого молоко, у кого хлеб с салом, у кого самогон с пивом. Даже пачку "Казбека" один дед принес. Говорят: "Мы вам еду, а вы нам дайте на самолет посмотреть, ни разу не видели". Так и отводили взаимно души: летчики за едой, а селяне - изучая самолет.
Но не все бомбежки заканчивались так. Однажды, когда бомбили аэродром на линии Рига - Тукумсе - Либава, попали под такой плотный заградительный огонь, что из 27 самолетов назад вернулись только три. Остались экипажи командира полка, его заместителя и командира звена, с которым летал Шабалин. Встречавший их на аэродроме начальник штаба не выдержал, заплакал. Техники-механики не вернувшихся экипажей бродили по взлетному полю как потерянные. Такого урона полк еще не знал. За ту бомбежку оставшиеся в живых летчики были представлены к званиям Героев Советского Союза, но из-за того, что потеря была столь огромной, награды снизили. Шабалин получил орден Отечественной войны II степени. К этому времени он уже был кавалером Красной Звезды.
Памятен и случай с офицерской фуражкой. Шабалину, знаменоносцу полка, а затем и дивизии, комдив разрешил носить офицерскую фуражку. Шабалин так и ходил в ней - единственный, возможно, сержант во всей армии, пока однажды проверяющий полковник из авиакорпуса едва не отобрал ее. Хорошо, комполка вступился, объяснил ситуацию. Фуражку с синим околышем Шабалину вернули.
После окончания войны старший сержант Шабалин внезапно заболел почками. Пули облетели стороной, а вот болезнь достала. Его отпустили домой, в Ленинск-Кузнецкий. Здесь в 1947 году он женился. Нынче, кстати, Семен Васильевич и Мария Дмитриевна Шабалины отметили 60-летие совместной жизни. Губернатор Аман Тулеев наградил Семена Васильевича медалью "За служение Кузбассу", Марию Дмитриевну - "За веру и добро".
Работал на хозяйственных и партийных должностях. В 1965 пришел в органы внутренних дел заместителем начальника Ленинск-Кузнецкого городского отдела по политической работе. Организовал художественную самодеятельность, в которой начальник горотдела пел, а начальник уголовного розыска плясал. Впрочем, на служебные показатели самодеятельные песни и танцы влияли положительно: раскрываемость преступлений здесь была лучшей в области.
Потом Семен Васильевич Шабалин служил в Березовске, потом в Новокузнецке. Из нашего Кузнецкого РОВД в звании полковника милиции ушел на пенсию в 1981 году. Но служить Кузбассу не пререстал. Работал с народными дружинами. Активную деятельность оставил лишь в 2001 году в возрасте 76 лет. Но и сейчас еще полковник милиции в отставке Семен Васильевич Шабалин бодр и активен. Не желают стареть ветераны.


Рубрика: 
Количество показов: 1333
Тема:  К Дню Победы
Автор:  Владимир Валиулин
Рейтинг:  3.35

Возврат к списку

(Голосов: 2, Рейтинг: 3.35)