Вторник, 11 Декабря 2018 года
Издаётся с марта 1930 года
Публикации

08.10.2011

Кузнечане генерал Кирилл Годлевский и его братья – воинская гордость России

(Окончание. Начало в № 93, 96, 102, 111, 117.)
10 января 1850 года К.О. Годлевский прибыл в Тифлис, где теперь находилась его штаб-квартира. Новый начальник понимал, что отныне круг его профессиональных обязанностей будет чрезвычайно широк, и всё же первое задание, которое он получил от кавказского наместника князя Воронцова, смутило даже его. В это время Светлейший, сам большой ценитель и знаток театрального искусства, активно участвовал в создании в Тифлисе первого общественного театра. К 1850 году, когда работы по возведению здания близились к завершению, встал вопрос о принятии своевременных мер для организации работ по внутренней отделке театра, которая должна была соответствовать лучшим образцам в этой области. Для решения этого вопроса была учреждена особая “комиссия для устройства постоянного в городе Тифлисе театра”, председателем которой Воронцов поставил К.О. Годлевского. Назначение на столь специфическую должность боевого генерала-артиллериста говорит о том, что Воронцов очень ценил Годлевского как отменного организатора и мог полностью на него положиться. Кирилл Осипович в полной мере оправдал возложенные на него надежды.
Спустя два года, когда благодаря усилиям комиссии здание театра по своему внешнему виду и - в особенности - по внутреннему интерьеру превратилось в красивейшее сооружение города, К.О. Годлевский писал князю Воронцову (22 апреля 1852 г.): “Учреждённая Вашей светлостью комиссия для устройства театра, окончив возложенное на неё поручение, имела честь представить Вашей светлости отчёт. Хотя общий итог расхода составляет около 25000 рублей, но две трети этой суммы употреблены на украшение залы зрителей, а устройство сцены, декораций и помещения обошлись только около 8000 руб. Цифры эти в сравнении с изяществом отделки театра и недостатком в Тифлисе опытных мастеров так невелики, что результатов этих можно было достигнуть только постоянною заботливостью о сбережении денег и бдительным надзором за мастеровыми, производившими такие работы, о которых не имели ни малейшего понятия.
Лестные отзывы, которыми Ваша светлость - лучший знаток и ценитель изящного - изволили удостоить театр, служат доказательством, что комиссия оправдала Ваше доверие” .
Князь полностью согласился с этим мнением и был очень доволен итогами работы комиссии. Так благодаря усилиям многих людей, в том числе и особому вкладу кузнечанина Кирилла Осиповича Годлевского, в 1851 году в Тифлисе (современный Тбилиси) появилось великолепное 30-метровое здание первого грузинского театра, от которого ведёт свою историю современный грузинский театр оперы и балета. К сожалению, это интересное по архитектуре и отделке здание - детище Воронцова и Годлевского, творение итальянского архитектора Скудиери - полностью погибло в огне пожара в октябре 1874 года.
Здесь, пожалуй, небезынтересно будет отметить и такой факт, что ровно два года спустя, после того, как Годлевский покинул свою родную 20-ю артиллерийскую бригаду и пошёл на повышение, туда на службу был принят только что приехавший на Кавказ молодой Лев Толстой (с 14 января 1852 года). Впечатления писателя о кавказской службе вскоре легли в основу ряда рассказов: “Набег”, “Рубка леса” и др. Л.Н. Толстому пришлось воевать с горцами в тех же местах, где с боями недавно проходил и К.О. Годлевский. Разумеется, Годлевский не мог не знать, что в его бывшей части служит начинающий, но уже приобретающий известность писатель, тем более что Толстой пробыл на Кавказе два года.
В течение продолжавшейся с 1853 по 1856 годы Крымской войны К.О. Годлевскому приходилось временами замещать своего начальника генерал-лейтенанта Э.В. Бриммера (выезжавшего в действующую армию на кавказский фронт для руководства войсками против турок) на посту начальника всей артиллерии отдельного Кавказского корпуса. Неустанная забота о высоком уровне готовности артиллерии округа к боевым действиям, постоянное чаяние о службе, питании, бытовой жизни простого солдата - неизменные черты, характеризующие правление Э.В. Бриммера, заслужившего самые добрые слова от своих подчинённых и сослуживцев. Без сомнения Кирилл Осипович в полной мере соответствовал высокой планке требований, предъявляемой Э.В. Бриммером к своим офицерам. Будь иначе, трудно было бы ожидать, чтобы принципиальный в таких вопросах Э.В. Бриммер оставил на своём месте К.О. Годлевского. Это во-первых. Во-вторых, 10 июля 1855 года генерал-майор Годлевский был удостоен очень высокой награды - ордена Святой Анны I степени. В императорском рескрипте за подписью Александра II было сказано: “В воздаяние за отлично усердную и ревностную службу Вашу, начальством засвидетельствованную, всемилостивейше жалуем Вас кавалером ордена Святой Анны первой степени, императорскою короною украшенным, коего знаки при сем препровождая, пребываем к Вам благосклонны”.
Теперь мундир кузнечанина украшали две звезды, кресты орденов Георгия IV степени, Владимира III и IV степеней с бантом, Анны I и III степеней с бантом, Станислава I степени, серебряная медаль за Турецкую войну 1828 - 1829 годов и знак “25 лет беспорочной службы” .
В октябре 1855 года в Тифлис проездом из Тегерана в Петербург прибыл чрезвычайный персидский посол Аббас-Кули-хан. Визиту этого высокого гостя придавалось большое значение. В течение тяжёлой Крымской войны было важно не допустить участия Ирана на стороне антирусской коалиции. В Тифлисе для столь важной особы была устроена широкая культурно-познавательная программа. Для нас немалый интерес представляет экскурсия посла на территорию арсенала. 11 октября Аббас-Кули-хан со всею своею свитою посетил Тифлисский окружной арсенал. Как передавали очевидцы, “обилие и прекрасное расположение всех предметов, хранящихся в арсенале, всеобщий в нём порядок и чистота поразили посла... Затем осмотрел он мастерскую, кузницу и слесарню. Везде он беспрестанно выражал полное своё удовольствие... Посол обратился к начальнику Грузинского артиллерийского гарнизона генерал-майору Годлевскому-первому и, поблагодарив его за доставленное ему удовольствие, присовокупил, что в арсенале всё так хорошо, что он ничего подобного не видел” .
Этот лестный отзыв с одной стороны лишний раз характеризовал Годлевского как талантливого администратора, с другой - укреплял авторитет кузнечанина в глазах его начальства.
С завершением Крымской войны, окончательным “замирением” горцев Кавказа в результате блистательных побед князя Барятинского, служба кузнецкого генерала потекла своим обычным чередом: инспекции крепостей и укреплений Грузинского артиллерийского округа на предмет их оснащённости артиллерией, снарядами и порохом, решение текущих проблем по управлению вверенным ему участком, рапорты и отчёты об этом вышестоящему начальству, многочисленные ежедневные вопросы, неизменно возникающие в столь обширном хозяйстве, - вот далеко не полный перечень деятельности К.О. Годлевского в делах по управлению округом. Так в каждодневных заботах неумолимо летело время.
В апреле 1858 года в соответствии с утверждённым императором Положением началась серьёзная реорганизация всей структуры и управления Кавказской армии. Коснулась она и артиллерийской части. В итоге должности начальников артиллерийских округов на Кавказе (Грузинского и Кавказского) были упразднены. Вследствие этого, а также в силу открывшейся болезни Кирилл Осипович Годлевский подаёт прошение об отставке. 28 сентября высочайшим приказом “начальник артиллерийских гарнизонов бывшего Грузинского округа, состоящий по полевой пешей артиллерии, генерал-майор Годлевский-первый” был уволен “с мундиром и пенсионом полного жалованья” .
Получив отставку, Годлевский возвращается на родину в Кузнецк. Это в некотором смысле неожиданное на первый взгляд решение оказалось в итоге счастливым для истории нашего города. Неожиданное, поскольку трудно было предполагать, что отставной генерал, получающий высокую пенсию, имеющий определённые связи в высших сферах военного ведомства, захочет уединиться в своём “родовом гнезде” вдали от “большой цивилизации”. А счастливое, потому что Кузнецк оказался не только местом, где произошло рождение и детство будущего генерала, но и его “тихой пристанью”, в которой К.О. Годлевский “в отдохновении” провёл последние годы, окончив свой жизненный путь на родной земле. Прожив в Кузнецке более десяти лет, в феврале 1872 года накануне своего семидесятидвухлетия К.О. Годлевский умер. Его тело было похоронено на городском кладбище рядом с могилой отца. Небольшая надгробная чугунная плита несла на себе скромную надпись: “Генерал-майор Кирило Осипович Годлевский. Родился 1800 февраля 4 дня, скончался 1872 февраля 3 дня. Да будет воля Твоя!” “На службе трёх императоров”, - так мог бы сказать К.О. Годлевский о своём жизненном и воинском пути.
Пройдут годы, и Кузнецкое кладбище, принявшее прах простых горожан и тех, кто своим трудом, талантом, поступками поднял имя Кузнецка на сияющую высоту, будет уничтожено холодным равнодушием прагматичных потомков, свысока взиравших на прежнюю историю. Уже ничего не осталось от старого городского погоста, неизвестно теперь даже место, где было похоронено тело первого и единственного генерала русской армии, родившегося и умершего в Кузнецке. Скорее всего выяснить это не удастся уже никогда, однако вполне в наших силах восстановить имя Кирилла Осиповича Годлевского в истории города: его жизненный путь представляется ярким образцом истинного патриотизма, примером служения Отчизне человека, для которого понятия о долге и чести были неотделимы друг от друга. Это суждение в полной мере относится и к другим представителям кузнецкой семьи Годлевских, в особенности к боевым офицерам, братьям Кирилла Осиповича - герою Бородинского сражения Петру, участникам антинаполеоновских походов Осипу и Ивану.
Автор выражает надежду, что данная статья станет весомым вкладом в деле возвращения достойных и славных имён в летопись города.


Рубрика: История
Количество показов: 3095
Тема:  К 400-летию города
Автор:  Пётр Лизогуб
Рейтинг:  3.42

Возврат к списку

(Голосов: 5, Рейтинг: 3.42)