Понедельник, 18 Июня 2018 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество

Иван Казанец: “Мы были одна большая семья”

032_06_2013.jpgПрошло немногим больше года, как умер Иван Павлович Казанец - министр черной металлургии СССР с 1965 по 1985 годы, но сначала электромонтер, затем начальник подстанции КМК и студент Сибирского металлургического института с 1937 по 1943 годы, родом из села Лоцманская Каменка, что на Украине.
Комсомольская путевка в Сталинск стала началом его большой трудовой жизни. Иван Павлович награжден пятью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, многими медалями, в том числе четырьмя иностранными.
В 2011 году мне посчастливилось встретиться с Казанцом у него дома в Москве. Меня провели по квартире. В дверях своего кабинета стоял крупный, статный, аккуратно одетый 92-летний мужчина. Искренним крепким рукопожатием он приветствовал меня и пригласил за массивный письменный, какой-то надежный стол. Сам Иван Павлович присел на кожаный с высокой спинкой диван (как мне показалось, стиля 1950-х годов), закинул ногу на ногу и стал неторопливо рассказывать.

-Во времена моей молодости по всей Советской стране открывались новые техникумы, институты. Учиться стремились все - и детвора, и молодежь, и люди старшего поколения, юность которых прошла на гражданской войне. Все работали и учились. Молодые люди в пору первых пятилеток старались пойти на гигантские стройки новых предприятий. Причем необязательно там, где ты живешь, скорее даже наоборот - обязательно отправлялись в неведомое. Такая была наша романтика.
Я родился 1918 году и провел детство под Днепропетровском, в селе Лоцманская Каменка. Жили трудно, много работали. Семья большая - я младший, у меня были два брата и сестра. Отец и дед трудились в поле и занимались также лоцманским ремеслом - сплавляли лес от Днепропетровска до Кичнаса (ныне Запорожье). Родители имели образование - окончили по 4 класса церковноприходской школы. Отца я не помню, он умер от тифа в 1919 году, вскоре погиб старший брат, а в 1924 году умерла сестра. Тяжелое было время, но люди были светлые, стремились изо всех сил построить новую страну.
Когда мне было двенадцать лет, нас, школьников, учитель повез посмотреть возведение ДнепроГЭС. Рассказы учителя об электрификации страны и строительный размах настолько впечатлили меня, что я решил непременно стать электриком. После семилетки я поступил в Днепропетровский электротехнический техникум. Первое время, года два, мне приходилось ходить на учебу пешком, из деревни в город, по 15 километров в день, потом получил общежитие. По окончании техникума мы с ребятами, с девчатами написали письмо в Минтяжпром с просьбой о направлении на крупнейшие стройки СССР. Так поступала тогда вся передовая советская молодежь.
Из Москвы откликнулись быстро с предложением поехать на Кузнецкий металлургический комбинат, в Сталинск, - эта была наша путевка в жизнь. Естественно, мы обрадовались. Шел 1937 год. Было много новых строек, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке. Страна бурлила от большого строительства. В Днепропетровске предприятия были не новые, но и они реконструировались, развивались. На Урале продолжалось строительство на базе старых заводов, а в Сибири начинали строительство новых, современных промышленных гигантов. Слава о Кузнецкстрое гремела по стране. Нас набралась целая группа, человек пятнадцать, ребята и девушки, и мы прибыли в Сталинск.
081_16_2014.jpgКузнецкий металлургический комбинат вовсю работал: доменный цех, прокатное производство, сталеплавильное. А еще там был Сибирский металлургический институт. Нам так сказали: “Вы молодые, вам необходимо учиться дальше, получать высшее образование”. Инициатива была хорошая. Мы начали работать на КМК, и многие из нас поступили на вечернее отделение СМИ. Но закончили не все, потому что не каждый справлялся. С комбината некоторые ребята возвратились обратно домой, не выдержали. Девушки вышли замуж. Тяжелое было время, но интересное. Я поступил на работу в цех сетей и подстанций и поступил в СМИ на специальность прокатное производство. Работал сначала электромонтером, затем мастером кабельных сетей, дальше начальником одного из двух участков заводских подстанций, у меня было ползавода под ответственностью, по подстанциям: коксохимическое производство, доменное, газовый цех и часть сталеплавильного. Мартеновские и прокатные цеха - это был второй участок.
Работали с семи утра, а после работы домой, как правило, не возвращались - сразу за парту, и до девяти, до полдесятого вечера. Занятия в институте проводились регулярно и в мирное, и затем в военное время. На занятия мы шли с удовольствием, с желанием. Мы понимали необходимость получения образования. Интересно преподавали нам общие дисциплины - физику, историю, другие, и, несмотря на усталость, ночью по дороге домой мы часто спорили, обсуждали лекционный материал. С третьего курса, как положено, началась подготовка по специальности.
Сначала я жил в общежитии, потом предоставили двухкомнатную квартиру на улице, по-моему, Кирова в новом доме, на три человека, все заводские ребята. Один ушел в армию, и нас осталось двое. Вскоре товарищ женился и получил другое жилье. Я тоже женился. Наша семья - я и супруга Агриппина Афанасьевна - заняла полностью двухкомнатную квартиру. В 1940 году родился первый сын Виталий.
Новокузнецк вспоминается мне достаточно уютным, каким-то дружным городом. Люди, приехавшие из разных уголков страны, очень приветливо относились друг к другу, помогали в трудных ситуациях: следили за детьми, делились по необходимости продуктами, одеждой. Мы были одна большая семья Кузнецкая. Сложней оказалось привыкнуть к местному климату. Особенно первые зимы. Ни у кого из нас, приехавших из Днепропетровска, не было теплых пальто или шуб. Конечно, на Украине бывало до 30 градусов мороза редко, а тут минус 30 - 40 иногда стояло неделями. Но на заводе старались к зиме как-то одеть молодежь, давали фуфайки, полушубки. Часто мы использовали теплую спецодежду, которую получали в цехах. Со временем обжились, приобрели уже свои, личные вещи. Питались в основном на заводе в столовой. Кормили заводчан хорошо, даже, вроде, помнится, красная икра была в бачках, и рыбы было много с Дальнего Востока. К 43-му году с продуктами стало хуже.
После освобождения Украины от фашистов, я как раз получил диплом о высшем образовании по специальности “инженер-металлург” и попросился в Днепропетровск, на родину, восстанавливать промышленность Донбасса, на Енакиевский металлургический завод. И мы уехали.
Предприятия Украины лежали в руинах, приходилось заново налаживать производство. Меня взяли на должность начальника смены листопрокатного цеха. При мне начали восстанавливать среднелистовой стан; трудились не покладая рук и местное население, и кто возвращался с войны, приезжие и немцы пленные, тоже работали. Уже в 1944 году цех стал давать прокат. Разворачивалось строительство новых предприятий. В 1947 году мы достигли довоенного уровня производства. Когда я стал заместителем начальника цеха, а затем начальником мелкосортного цеха, меня пригласили на партийную работу, секретарем заводской партийной организации, потом секретарем горкома партии, перебросили в горком Макеевки. Далее я стал первым секретарем Донецкого обкома КПСС. Это было предложено Н.С. Хрущевым. “Нам необходимы молодые кадры, - говорил, помнится, Хрущев, - вы нам интересны, вы много проработали на крупных металлургических заводах и вы опытный партиец”. Это было в сентябре 1953 года. Много приходилось ездить, снова учиться, читать книги по агрономии, зоотехнике, развивать сельское хозяйство региона.
В 1960 году меня избрали вторым секретарем ЦК компартии Украины, а в 1963‑м -Председателем Совета министров Украины. В конце октября 1965 года после создания министерств Указом Президиума Верховного Совета СССР я был назначен министром черной металлургии.
Скоро мне исполнится 93 года, я давно на пенсии, но люблю жизнь и внимательно смотрю, что происходит вокруг. Сейчас нет единой сильной страны. Нет единого, слаженного производства, все разделено по республикам, по новым государствам. Меня это очень беспокоит. Таков сегодня мир, но будет ли он постоянно таким - неизвестно. История показывает нам, что все чередуется, все возвращается. Россия и Украина - мощные металлургические центры, их промышленная сила всегда была в единстве.
Хотел бы пожелать кузнечанам продолжать реконструкцию своего металлургического производства. У вас богатый край и здоровые люди. Сталь, прокат - это всегда актуально. Необходимы постоянное обновление, согласно достижениям современной науки, и надежные рынки сбыта продукции. Этого требует жизнь.

P.S. Этот материал войдёт в книгу об известных металлургах - выпускниках СМИ, которая увидит свет в будущем году.
Владимир Угрюмов Общество. К Дню металлурга 19.07.2014 1358
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме К Дню металлурга
Железом крещён и огнём

Железом крещён и огнём

Посвящаю Николаю Григорьевичу Дехтеренко, почётному металлургу России, лауреату премии Совета Министров СССР.

16.07.2016 529 0
Умные инвестиции

Умные инвестиции

Несмотря на сложную ситуацию на мировом рынке стали, вызванную перепроизводством продукции и низкими ценами на металл, ЕВРАЗ продолжает вкладывать деньги в развитие своих производственных мощностей. За последнее десятилетие компания реализовала на ЕВРАЗ ЗСМК и в Евразруде больше сотни инвестиционных проектов, вложив в них миллиарды рублей.

14.07.2016 3612 0

“Ту заводскую проходную, что в люди вывела меня”

071_38_2014.jpgНа снимке Владимира Нефёдова виден скелет легендарного мартена Кузнецкого металлургического комбината. Помните: “Горят мартеновские печи, и день и ночь горят они...” Это было и про нас.
А до этого был Владимир Маяковский: “Мы в сотню солнц мартенами воспламеним Сибирь”. И дальше: “Здесь дом дадут хороший нам...”

19.07.2014 1076 0